В зеркале

Ожог. Я не чувствую боли.
Багровым пятном на душе
Расплылся восторженный нолик -
Кавайно и в белом клише.

И в сумрачной взвеси беззнанья
Обугленной патиной лжи
Живые воспоминания
Тускнеют у края межи
Меж тем и меж этим пространством
Меж той и меж этой судьбой -

С немыслимым постоянством
Звучит одинокий гобой.

И зов, проникающий в сферы,
Безумен и полон тоски.
И - затворяются двери
И - гулко стучат молотки.

***
Когда придет румяная с косой
И вальс-бостон сыграет прямо в ящик -
Мелодии наивной борзотой
Не разбуди неведомо неспящих

Ты усвистишь в другие небеса
Под грохот безымянной погремушки
И поворот земного колеса
Стачает тощий слой небесной стружки.

И будет всё, как было до сих пор:
Почти всё те же лошади и люди,
Земная благодать, небесный хор...

И лишь тебя...и лишь тебя - не будет.

6 ноября 2018

Эпитафия Классику



Он вещал с чужого голоса,
Подпирал строфу рублем,
Жил в столицах, был на полюсе,
Был замечен, вхож в проем.

Жизнь мочил под знаком качества —
Воспевал, отображал...

Оприходованный начисто,
Оттопырен был в скрижаль,
Получив “гертруду” к пенсии,
ПСС в шести томах,

и претензии, претензии —
не за совесть,
а за страх.




Гертруда – на сленге руководства СП - Герой социалистического труда;
ПСС — полное собрание сочинений;

 



Январь 7, 2012


У РЕШЕТКИ

1. Art Nouveau

Пригревшись на груди наречий
Туземцев южного креста
Впадают в лету смуглый вечер
И шоколадная мечта

Созвучий хмель на смятом ложе
И — томной негой ослеплен —
Мне кажется что я в Лиможе
И словно в первый раз влюблен

Но в интерьере многоточий
Изгиб решетки ар нуво

И гаснет в пепельнице ночи
Окурок счастья моего


2. Alter ego

очень одинокого кого
можно обнаружить где-то в полночь
(не бродяга, часто трезвый, с-сволочь!)
у решетки в стиле ар нуво.

может поругатъся натощак,
звякнуть в глазик, понаддать в дыхалку —
он патологичен, как михалков,
как суфле, застрявшее во щах.

но не прост, местами просто — юн,
держит трость 10-го калибра,
может свесить парочку литдыбров
и вприсядку выложить в цигун.

он велик, как павелецкий бог,
только прыткий-прыткий, дюже резвый,
он страдает мозгоэнурезом,
бойко попадая между строк.

...мой несокрушимый идеал,
брось глотать таблетки и обиды —
завтра улетаем во Флориду...

не молчи, что я тебя не звал!

Ночь в Манхэттене

“...там светятся огни желаний...”



Воздух пахнет весной, а еще шиш-кебабом и вишней,
У старинных отелей вполне модерновая стать.
...все, казалось, изведал, узнал — вот поди ж ты!..
И приходит на ум лишь едреная русская мать.

Матерщинка, она — выручалочка для богоносца
И для тех, кто примазался, вроде меня.
Ну а если добавить грамм двести — все оченно просто:
Я в Манхэттене. Жив. Остальное херня.

Умножаю реликт на кессонную боль узнаванья:
Здесь когда-то... Не так. И не здесь. В той стране
Я летел сигаретным окурком с высотного зданья
Чтобы выпасть в осадок слезинкой в шипучем вине.

Пир огней и гудки — позывные таксистов,
За распахнутым настежь окном бесконечный поток...

...это так непохоже на вечную пристань,
что придется еще погодить лет пяток.

01-17-10


Улетают синицы...

Дымовая завеса вчерашнего дня,
Бой курантов над сонным безлюдьем...

Улетают синицы и нет журавля.
И меня больше нет. И не будет.

Наплывает вослед белоногая мгла
И вращается тень отражений –

Как всегда бескозырная карта легла
На бессмысленные сожаления.

Не прощай, милый друг, золотая душа,
Не прощай мне недоброго взгляда
Там, где так хорошо...

Там, где так хороша
Свежевыкрашенная ограда.

Элегия


 

О, где же вы, дни любви,

 Сладкие сны...”

   <Massenet – Elegie>

 

                          

колхоза светлый путь проказник председатель

имеет натощак элегию массне

в супружескую даль толкая выключатель

и щурясь наугад в двурогое пенсне

 

подружки камуфляж торчит на табурете

и радует собой дыхание в зобу

и страж восходит в раж

светлее всех на свете

ныряя в ипостась с просроченным табу

 

и как бы невзначай зависнет в шконке страсти

смакуя недоплыв венчального весла

 

...и муркнет, уходя, очередной жопастик:

"дебелых яблонь дым…" - не дам  и все дела!

 

БРЕМЯ СУТОК

мини-диптих

 

 


*

здрасьте вам, чудесатые сны

в нехрустящей цветной завертке,

из небесной, видать, казны,

да с негромкой такой мажоркой,

забываемые на раз

с послевкусием мыльной драмы,

увлажняющие матрас

мимоходом Прекрасной Дамы.

 

**

речь зубовного скрежета, однорукой печали,

когда истина сцежена еще в самом начале,

когда градус немыслимый упирается в ноль

и желаньями кислыми измеряется боль,

умножая подробности лунного дня,

изнывая над пропастью:

- чур меня! чур меня!..

 

 

янв. 2009

Andante cantabile




Звучало Анданте. Волшебно и остро,
Как может быть только во сне.
Случайная встреча.
Tропический остров.
Кампари. Шабли. Дюбонне...

Иголками счастья сомнения нитка
Влеклась в непостижную высь.
Звучало Анданте.
Безумная скрипка...
Мгновение, остановись!

музЫка звучала с нездешнею силой
и крепла духовная связь:
- ты любишь?..
- ты – п-прелесть!..
- какой же ты милый!..

- ...и женишься?
- ...спятила?!

- ...слазь.